Документальные страницы истории Вольного Города Могилёва

Брестская церковная уния 1596 г. — решение о принятии католического вероучения и переходе в подчинение римскому папе с одновременным сохранением богослужения византийской литургической традиции на церковнославянском языке. Акт о присоединении к Римско-католической церкви был подписан в Риме 23 декабря 1595 года и утверждён 9 (19) октября 1596 года на соборе в Бресте. Подписание унии привело к долгой борьбе между последователями двух христианских конфессий на землях Речи Посполитой. С 1596 по 1620 год не принявшие Брестскую унию православные оставались без митрополита.

История Могилева

Решение Его Величества короля Сигизмунда третьего по делу блаженного Иосафата архиепископа Полоцкого с мещанами Могилевскими

Сигизмунд третий Божьей милостью Король Польский, великий князь Литовский. Русский. Жмудский, Мазовецкий, Инфляндский, а Шведский, Готский и Вандальский наследственный король.

Объявляем этим листом, решением Нашим, что когда были призваны, посредством позыва, к суду нашему славные бурмистры, радцы (заседатели) и все простонародье города нашего Могилева, которые в прошлом, тысяча шестьсот восемнадцатом, году заседали в городовом магистрате: Василий Озарович, Феодор Козел, и мещане: Марк Козел, Ярош Казан, Ермола Месцов, Осип Якимович, Богдан Соболь, Феодор Свиридович, Василий Якимович, Тишка Козлов, Пигаров, Агей Шинкович, Тимошка Гладкий, Анисим и сын его Иван Беляевы, Гришка Кудаха, которые почитали себя приходо-расходчиками Спасского монастыря, Лёшка Исаев, Иевлап Шульга, Мишка Пуцята, Кузьма Шевнин, как главные зачинщики, и все прочие мещане, жители города Нашего Могилева.

Которые поименно будут показаны впоследствии, в следствие допросов обличителя Нашего великого княжества Литовского, по донесению преосвященного Иосафата Кунцевича, архиепископа Полоцкого, Витебского и Мстиславского, о том, что они  без всякого на то права, осмелились и дерзнули, в противность власти Нашей королевского величества, присвоить себе распоряжение в том, что им не надлежит, а именно: все пожалования Наши, земли, перевозы, склады и иное имущество и доходы, пожалованные предками Нашими церквям могилёвским, принять во власть свою и ими произвольно распоряжаться, а также попов и церковнослужителей самовольно брать в свое распоряжение и присваивать себе власть над ними, насильственно приводить их к присяге, чтобы они были послушными им, а не владыке, некоторых же даже и привели к таковой, не имея на то ни малейшего права.

Равно как и медоваренные склады в течение  нескольких лет сряду, причиняя тем великий ущерб в аренде наших королевских доходов. К великому оскорблению величества нашего и к ущербу власти Нашей  королевской, так как, по воле Божьей, Мы единственные подаватели и ктиторы (собственники) церквей и домов  Божьих и только Мы, а не кто-либо иной.

Богомольца нашего, преосвященного отца Иосафата Кунцевича архиепископа Полоцкого, Витебского и Мстиславского, когда он в прошлом тысяча шестьсот восемнадцатом году Октября девятого дня, ехал для осмотра церковных порядков и почти к самому городу нашему Могилеву  подъехал, заметив его, задержали, учинивши самовольное сопротивление, заперли перед ним городские  ворота, выставили против него на башнях и по валу пушки и пищали, как будто против вооружённого неприятеля и сами вышли на валы с мушкетами, пиками и разными воинскими доспехами, иные же выступили против него со знаменами, преграждая ему путь на проезжей дороге к городу и к замку нашему могилевскому, крича, чтобы не приближался к городу, угрожая стрелять в него и убить  его, называя его не владыкою, а отступником и не только не хотели впустить его в город Могилев и в могилёвский замок, но еще поносили и бесчестили его и покушались на здоровье и жизнь его к великому оскорблению нашего королевского достоинства и его духовной особы, как своего пастыря, не хотели быть ему послушными и запрещали слушаться его всем попам при церквях и монастырях в городе Нашем Могилеве и осмелились чинить много такого, что заслуживает смертной казни, как о том обширно и обстоятельно изложено в позыве Нашем.

Когда, вследствие позыва Нашего, дело сие рассматривалось на суде Нашем и обе стороны начали чинить судопроизводство обвиняемые потребовали, чтобы обвинители определили, как они намерены вести дело, то есть, уголовным или гражданским порядком? Наш обвинитель объявил, что, так как дело идет о неповиновении и нарушении общественного спокойствия, об оскорблении власти и нашего Королевского Величества, то он призывает их к законному наказанию, на основании права и усмотрения Нашего королевского.

За тем суд Наш Асессорский, выслушав прения обеих сторон и усмотрев из доказательств и письменных доводов, как обвиняемыми, так и обвинителями представленных сему же суду Нашему, что обвиняемые, мещане могилевские, чинили неповиновение, своеволие и разные иные злоупотребления и проступки, дело сие во всей полноте представил на Наше усмотрение. И так в настоящем заседании суда, на основании представленного Асессорским судом сего дела, обе стороны: Наш обвинитель и преосвященный отец архиепископ Полоцкий, лично, а обвиняемые, мещане могилёвские, в лице послов своих и шляхетного Мартина Свежинского, а равно и уполномоченного своего Николая Голембевского, явились к суду в законный срок.

Там обвинитель Наш, поддерживая свой позыв против обвиняемых, представил два протеста, взятых выписями из актовых книг городского Оршанского суда, тысяча шестьсот восемнадцатого года Октября двадцать первого дня, а именно, донесение вознаго (должностное лицо в судах низшего уровня в Польше и Великом княжестве Литовском), Ивана Кулача, который официально доносит, что когда преосвященный отец архиепископ Полоцкий ехал в город и в замок могилевский, то узнавши о замыслах против него мещан могилевских, о том, что они заперли перед ним городские ворота, а сами со знаменами и, вооружившись, как против неприятеля, послал к ним своего протопопа, вместе с сим возным и с постороннею шляхтою понятыми, узнать, почему мещане не хотят впустить его в город и в замок и чинят против него таковое восстание, преграждая ему насилием проезжую дорогу, за что бранили его непристойными словами и, собравшись толпами на городских воротах и валах, поносили его, срамили, бесчестили, называя его отступником от своей веры, что если этот «владыка отступник приблизится к городу, мы его в город не впустим, потому что мы не признаем своим пастырем и владыкою и знать о нем не хотим»: потом представил записку этих мещан, писанную к Николаю Водерацкому подстаросте могилёвскому, в которой пишут, чтобы он уговорил отца архиепископа не въезжать в город, даже и гостем, во избежание хлопот и смятения, напоминая о случае, бывшем в Луцке с покойным отцом митрополитом Рагозою, а в Вильне и во Львове с покойным преосвященным отцом Потеем, в Киеве же с отцом Антонием Грековичем, которого утопили в Днепре, в Перемышле и других городах с разными духовными особами; потом представил второе письмо тех же мещан Могилевских, писанное к вельможному воеводе Троцкому Октября девятого дня прошлого года, в котором, ссылаясь на конституцию последнего Сейма, желая, чтобы отец архиепископ оставил их совершенно, и когда вельможный воевода Троцкий писал мещанам могилевским, что отец архиепископ ничего противозаконного относительно их делать не будет и никого из них силою в церковь не поведёт; а они на той же самой бумаге, в конце, написали, что они не для того столько церквей построили, чтобы их на веревках водили к службе Божьей, в таком случае они понимали бы его так, как о таковых сказано в священном писании;

В доказательство же того, что мещане могилевские отняли из-под власти отца архиепископа попов, ссылался на письмо попа Авдея Тишкевича, который пишет сему владыке, что мещане присваивают себе власть над ними и поступают с ними по своему произволу и что, слыша их угрозы, опасно даже оставаться в городе и что они охотно собрались бы на съезд к отцу архиепископу, но будет трудно и опасно им возвратиться назад в город, потому, что мещане стращают их и грозят им, а остановить и укротить их никто не может и в доказательство представил выписку из актовых книг замка Могилевского жалобу кузмо-демьянскаго могилевского попа Ждана Тимофеевича, заявленную в тамошнем суде, что эти мещане могилевские, а именно Гришка Лашкевич, вместе с городовыми слугами, барабанщиками и другими мещанами, схвативши сего попа при алтаре в то время, когда он отправлял божественную литургию, сорвали с него облачение, избили его, не допустили окончить божественной службы и насильно изгнали его из церкви;

Сверх сего представлен был лист от вельможного канцлера великого княжества Литовского, чрез вышеозначенного подстаросту (помощника старосты) писанный, в котором он уведомляет, что мещане могилевские силою препятствовали отцу архиепископу ехать чрез город, и не допустили до замка, так что он должен был возвратиться со стыдом и в огорчении и не допускают к нему ни одного попа, поставив стражу при городских воротах, и наконец, доказывал документами, привилегиями, выписками и иными письменными доказательствами, что все церкви и монастыри, как в самом городе Могилев, так и во всей тамошней епархии, находящиеся под Нашей королевскою властью, были и находились всегда, с давних времен в послушании и власти архиепископов Полоцких; Мещане же силою то отняли и себе присвоили и, в противность порядков церковных и правил, святым отцам запрещают возносить молитвы к Господу за своего собственного архиепископа, который в свою очередь обязан на литургии возносить молитву к господу о Нас и о королевстве Нашем, а напротив принуждают их молиться о патриархе цареградском (Константинопольским), который молит Господа о Турецком Султане, враге святого креста и святой христианской веры.

Представив таковые убедительные доказательства, обвинитель со своей стороны просил, чтобы обвиняемые за таковое своеволие, возмущение, нарушение общественного спокойствия, дерзновение на ущерб власти Нашей и за иные преступления оскорбляющие величество Наше, на основании права посполитого, были казнены смертью. Отец же архиепископ, вместе с обвинителем, просил возвратить ему власть и первенство над церквями, монастырями и всеми лицами духовными, с их облачениями и имениями всякими церковными; над землями доходами с оных и всякими прибылями присудить ему.

На все сие обвиняемые, не сознаваясь в посягательстве на возмущение и в том, что они покушались на личность отца архиепископа, признали, что город  действительно был заперт и защищен орудиями и вооруженными людьми, но вовсе не против архиепископа, а потому, что разнесся слух о казацких шайках Суммы, который в, то время был не далеко от Могилева и подвигался к сему городу, а потому и надобно было запереть город и вооружит стражу. Касательно же писем, отправленных ими к некоторым лицам, давали отрицательные ответы, признавая их подложными, кроме одного, которое город писал к вельможному воевод Троцкому, прося убедить отца архиепископа; чтобы он к ним не ехал, а согласно сеймовой конституции, отложил свою бытность у них до ближайшего сейма и до того времени оставил их совершенно в покое. И что в письме этом не было ничего оскорбительного, а напротив, как о нашем величестве и о речи посполитой, так и о всех начальствующих выражались, как подобает верноподданным.

Касательно же церквей, монастырей, земель, доходов и иных прибылей церковных, которыми яко бы город завладел и присвоил себе, дали ответ отрицательный, ибо церквами и монастырями заведуют сами попы, которые там и живут и как оными, так и всеми церковными приходами и доходами заведуют и по своей воле распоряжаются, город же не вмешивается ни в их распоряжения ни в управление церковными имениями. В доказательство чего представили открытое письмо попов могилевских с подписями и приложением их печатей, в котором они объявляют, что церквями, монастырями с их имениями и доходами владеют и распоряжаются они сами, а не город, упомянув, впрочем, что предместник настоящего архиепископа, покойный отец Бровницкий, от своих прав и власти над городом Могилевом отказался, ссылаясь на лист покойного, данный им и ныне  представленный ими. Наконец объявили свою готовность присягнуть, что они не начинали мятежа против отца архиепископа, что они заперли город, поставили пушки и вооруженных людей вовсе не против него, но опасаясь казачьих дружин Суммы; никаких угроз и покушений на жизнь архиепископа, попов или прислуги чинили, земель церковных и монастырских и никаких доходов с них не отнимали и оными не распоряжаются и в своей власти не имеют;— просили нас, чтобы для доказательства их невинности были от нас высланы следователи.

Обвинитель же наш возразил на то, что от казака Суммы в то время опасности никакой не было, потому что и самого Суммы в то время не было уже на свете. Он был уже казнен смертью. И в то время в Оршанском повете не было никаких бродяг, которых надобно было бы опасаться. И не  могут они отказаться, что попов, церкви и монастыри все, со всем наданьем, приходами и утварью церковною имеют в своей власти и в распоряжении своем и, что всем этим распоряжаются не попы, а они сами; попам дают маленькое жалованье, все же остальное забирают себе на мирские нужды; даже ключи от церквей, домов божьих, не у попов, а у мещан в руках, и поп не тогда идет в церковь на службу божью, когда хочет, а в то время только, когда мещане изволят отпереть церковь, что доказано и отрицать оного не каким образом не могут, ибо это всем известно.

Тогда мы, вместе с советниками Нашими, при разборе сего дела находившимися, выслушав и рассмотрев внимательно оное и усматривая не только из доказательств отца архиепископа, но и из собственных слов мещан могилевских, что они в, то время, не имея никакого повода опасаться кого либо, восстановив город единственно против архиепископа Полоцкого, взбунтовав весь город, городские ворота запереть, приказали, на валах расставили пушки и вооруженных людей, а сами выступили против отца владыки Полоцкого с враждебными намерениями, вооружив народ ружьями и со знамёнами, преграждая ему проезжую дорогу и не допуская его до города и до замка нашего, ругали, поносили его, хотели и грозились убить его, чем оскорбили не только владыку Полоцкого, но и наше Королевское Величество и тем заслужили наказание по всей строгости законов. Конституцией же сеймовою, на которую ссылаются они, охранять себя не могут, потому что дело идет вовсе не о насилии над верой их, ибо в том они ни от кого никакого принуждения не имеют, а напротив, они сами поступили вопреки конституции, причинив насилие и обиды преосвященному отцу владыку Полоцкому.

По сим и другим причинам приговариваем главнейших бунтовщиков и зачинщиков, которые были руководителями сего мятежа и восстания, к смертной казни, как мятежников и нарушителей общественного спокойствия, для чего пошлём нарочных комиссаров с особым листом нашим, дабы, исследовав все обстоятельно на месте и открыв самых виноватых, главнейших бунтовщиков, которые окажутся зачинщиками и руководителями мятежа, казнили смертью. Наложение же штрафа на весь город, по окончании сей комиссии, мы предоставляем самим себе; все церкви и монастыри, а равно всех монахов и попов в Могилеве предоставляем отныне в юрисдикцию и послушание владыке, все церкви и монастыри, со всею утварью, движимостью, капиталами, со всяким наданьем, с доходами мещане могилевские обязываются передать отцу архиепископу по истечении шести недель от утверждения сего декрета нашего и впоследствии мещане не имеют права вступаться в распоряжение церквями, монастырями, попами и монахами, и присваивать себе какую либо власть над ними, под опасением взыскания в казну нашу двадцати тысяч злотых всякий раз за сопротивление сему декрету нашему и за малейшее нарушение оного в чем бы то ни было. Для придания сему решению большей веры, повелели оное записать в книги канцелярии нашей, а копия с оного под Нашею печатью великого княжества Литовского выдана преосвященному отцу архиепископу Полоцкому.

Писан в Варшаве, в двадцать второй день месяца Марта тысяча шестьсот девятнадцатого года.
У сего приговора следующая подпись: Лев Сапега Канцлер великого княжества Литовского

Перевод и адаптация текста — ZH. Могилёв, 2013 год.

 
Статья прочитана 721 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Документальные страницы истории Вольного Города Могилёва"

Войти, чтобы написать отзыв.

Архивы

Наши партнеры

Нет у нас партнеров .... пока ...

Читать нас

Связаться с нами

E-mail - mogilove.com@gmail.com Группа ВКонтакте - http://vk.com/mogilovecom